Ждут суперменов, а приезжаем мы: Спасатели о своей работе

0
488 просмотров

Для Назарбековых спасение жизней стало семейным делом. За их плечами десятки поисковых и спасательных операций и сотни человеческих судеб

О СТРАШНЫХ ВОСПОМИНАНИЯХ

Казалось, уж это редакционное задание точно ничем не сможет удивить: встретиться с опытным спасателем и выяснить у него как вести себя на воде. Такие статьи журналисты пишут каждый год, дополняя их цифрами об утонувших за минувший сезон. Вот и на этот раз нужно было повторить прописные истины о том, что нельзя пить алкоголь на пляже, нельзя сидеть на солнце, а потом нырять в прохладную воду с головой. Внезапная судорога, острая боль, глубокий вдох, и легкие наполняются вместо воздуха водой. Дальше следуют несколько мучительных секунд, когда человек не может выдавить ни звука, а тем более кричать и звать на помощь. А потом смерть… Вот так тихо и абсолютно незрелищно каждый год погибают десятки кыргызстанцев.

— Из года в год говорим одно и то же. Нельзя купаться в БЧК. И все равно люди не слушают, каждый год жертвы. Несчастные случаи, неосторожность, травмы, ДТП, много причин. Тяжелее всего искать детей. Психологически трудно, — рассказывает у себя в кабинете начальник службы спасения по городу Бишкеку Мелисбек Назарбеков.

Мелисбек Дубанбекович по образованию медик, сначала работал фельдшером в Вооруженных силах, а потом перевелся в МЧС, как позже выяснилось, ушел вслед за женой.

— Каждый спасатель видел много трагедий, но со временем ко всему привыкаешь. Многие считают нас черствыми. Но в момент трагедии ни о чем не думаешь, полностью сосредоточен на работе. Переживания начинаются потом, когда уже все остается позади. Кто-то из сотрудников более устойчивый, другим тяжелее. Но у каждого есть картина из прошлого, которая вновь и вновь встает перед глазами, сколько бы лет ни прошло.

— Какое воспоминание вас преследует?

— Пустой бешик. Это кыргызская колыбель для младенцев. В 2008 году мы уже заканчивали поиски пропавших без вести после землетрясения в Нуре. Почти всех нашли, оставался только один мальчик. Дом, в котором он жил, разрушился полностью, крыша просто смяла постройку и раздавила. Мы разгребли завалы, я вошел в дом, а там посреди руин стоит пустой бешик. Совсем целый. Не знаю, почему вид колыбели на меня так подействовал. Наверное потому, что когда я уезжал из дома, мы прощались с женой рядом с таким же бешиком, в котором лежал наш сын. Потом много всего было, но это воспоминание осталось самым сильным.

— А ребенка нашли?

— Да, он лежал рядом, под коврами. Погиб во время землетрясения.

ЧУДЕСА СПАСЕНИЯ

— Что должны делать родители в первые часы, когда потерялся ребенок?

— Собирать информацию о том, где он может находиться, и честно рассказать все спасателям и милиции. Если известно, что он утонул, то водолазы ищут тело. Поиски могут занять от нескольких часов до нескольких недель. Мы не прекращаем их, пока не найдем человека, особенно если речь идет о ребенке.

— Неужели не бывает в вашем деле историй со счастливым концом?

— Бывают, конечно. В прошлом году искали мужчину-утопленника в озере. Его вещи остались на берегу, а он пропал. Друзья, с которыми он отдыхал, подумали, что утонул. А через несколько часов парень выспался дома и пришел за своими вещами. Подошел, спросил, кого ищут, предложил помощь. Потом только поняли, что это он — наш «утопленник». Таким историям мы всегда рады, хорошо, когда все хорошо кончается. Еще почти чудесное спасение произошло в 2008 году на Иссык-Куле, два паренька-десятиклассника из Токмака решили покататься на поломанном катамаране. Внезапно поднялся ветер, и их стало уносить вглубь озера. Конечно, они могли бы спрыгнуть и доплыть до берега, но один из них не умел плавать, а второй не захотел бросать первого. Так они и уплыли. На следующее утро вертолет несколько раз облетел озеро, но ребят нигде не было видно. Тогда многие решили, что дети утонули. Через двое суток их катамаран причалил к берегу в Каджи-Сае, получается, они проплыли с северного берега до южного. Школьники были обезвожены, сильно обгорели на солнце (они уплыли в одних плавках), устали, но были живы. На самом деле, они молодцы: грели друг друга по ночам, ни один из них не поддался панике, присматривали друг за другом. Благодаря выдержке оба выжили.

 

 «КОГДА НУЖНО ДЕЙСТВОВАТЬ, СТРАХ ОТСТУПАЕТ»

Но настоящим кладезем историй из жизни спасателей оказался вовсе не начальник бишкекской спасательной службы, а его жена — Махабат Назарбекова. В кабинете она появилась неожиданно со словами «Разрешите войти», а потом «Разрешите сесть».

— Вы всегда к мужу по уставу обращаетесь?

— Это же работа. Как говорится, дружба дружбой, а табачок врозь, — улыбается Махабат.

Она в части человек незаменимый. Хотя в отделе кадров и числится фельдшером в спасательной бригаде, но помимо основной работы выполняет еще и роль психолога, учителя, друга и надежного товарища. Даже к суицидникам после нескольких минут общения с ней, возвращается тяга к жизни. Не раз именно она уводила с крыши людей, которые несколько минут назад планировали принять фатальное решение.

— Все хотят, чтобы их выслушали, поняли, посочувствовали. У нас в штате нет психолога, приходится самим убеждать, не оставлять же их там один на один с собой. Среди них часто попадаются агрессивные, не контролируют себя, у кого-то психические болезни, у других белая горячка, у третьих такое тяжелое психоэмоциональное состояние, что могут запросто и с крыши сбросить. Но когда нужно действовать, страх отступает. Теперь стала аккуратнее, а раньше моложе была, всего двое детей, ничего не боялась. Чувствую, что могу договориться, и иду.

— А сколько у вас детей?

— Четверо. Три мальчика и дочка.

— Тоже пойдут по стопам родителей в спасатели?

— Старший говорит, что в военные структуры не пойдет ни за что — платят, мол, мало, а дочка добавляет, что с такой работой дома редко появляешься. Младшие пока маленькие и о профессии не думают.

 

НЕ СУПЕРМЕНЫ

— Как люди относятся к спасателям? Уважают?

— По-всякому бывает. На дорогах, к примеру, иногда творится какой-то кошмар. Не пропускают ни в какую. Хотя в последнее время стало лучше, может быть действуют социальные ролики. А еще бывает, что мы откровенно разочаровываем народ. Они ждут, что к ним на вызов явятся супермены, а тут мы — совершенно обычные люди, без сверхспособностей. Помните, в Джале как-то пролили ртуть? Так потом на нас даже жаловались начальству за то, что мы все очень просто сделали. Они-то ждали, что приедут сотрудники в желтых костюмах, со скафандрами на головах, проведут зачистку, достанут приборы. А приехали мы, в обычной форме. Шприцами и медицинскими грушами собрали ртуть в баночку, потом попросили у соседки ведро с водой и веник. Сделали раствор марганцовки и побрызгали место. Самое смешное, что действовали мы как по учебнику, соблюдали все инструкции. А люди были совсем разочарованы, им экшена не хватило.

— В следующем месяце нам дадут костюмы и пульверизаторы, как в кино, не переживайте, — смеется Мелисбек Дубанбекович. — Еще и новую машину обещали.

— А ведь я самый главный вопрос забыла задать. Как избежать несчастного случая на воде?

— Нужно следить за собой, соблюдать меры безопасности. А главное присматривать за близкими людьми. Спасатель на вышке может и не успеть на помощь. Все зависит от находящихся поблизости, иногда достаточно вовремя протянуть руку, остановить от необдуманного поступка, предупредить об опасности. И, естественно, никогда не купаться там, где это запрещено.

источник: https://www.kp.kg/daily/26860.4/3902618/

 

Print Friendly, PDF & Email

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.